Современный патриотизм: 5 причин его не любить.

«Патриотизм определяется мерой стыда, который человек испытывает за преступления, совершённые от имени его народа», — Адам Михник.

Подход к определению патриотизма Адама Михника нетривиален, рассмотрением его и займусь.

1. Толпа и патриотизм.

Сегодня для того, чтобы быть патриотом, не нужно ровно счетом ничего. Достаточно чувствовать так же, как чувствуют все остальные. «Единство в эмоциях» — девиз современности, отражающий первый аспект единения. Второй же говорит о том, что «нас» много. Если ты не с нами, ты против нас,  ты враг.  Неприятия необходимо незамедлительно сжечь на кострах инквизиции.

2. Оскорбление чувств «верующих» патриотов.

Все споры с либерастами и прочими «врагами Родины» происходят на почве разного чувствования того или иного события. Причиной скандала становится  оскорбление чувств верующих. Разговор переходит из плоскости доказательств фактов,  в плоскость того, что думать отличным способом, чем  предписано нельзя: святая корова неприкосновенна. Верят уже не в высшую силу, а сам патриотизм.  Из-за подмены патриотизм превращается в религию.

3. Историческое величие «было, было, было, но прошло».

Патриотизм текущего периода бездеятелен, потому что все, чем можно гордиться уже случилось когда-то в каком-то мифологизированном прошлом, которое кажется монолитным и нерушимым,  какими-то великими людьми. Гоголевский «маленький человечек» раскрывается во всей красе, пытаясь прикрыть дыру в душе, собственную незначительность общей волной эмоций, за которой он не видит очевидного: человечка обманывают, обворовывают. Делать для  того, чтобы быть уважаемым, жить достойно ничего не нужно;  мы уже великие по факту свершения исторического процесса.

  • в чем это величие?
  • какое отношение ты имеешь к этому величию?
  • где преобразующее реальность действие этой силы? 

4. Отношения «Я» и «Государства»

Подход Адама Михника говорит о том, индивид не разделен с Левиафаном Гобса; что каждый гражданин наделен ответственностью за действия органов государственной власти, за преступления, совершенные «аппаратом с преимущественным правом применения насилия». Правонарушения не обязательно должны быть международного масштаба, это могут внутренние злодеяния против конкретного человека, против группы людей, объединенных любым случайным признаком. Важно отметить, что в подавляющем большинстве случаев такое сообщество будет немногочисленный, неспособным дать отпор в силу малочисленности (бьют всегда самого слабого). Автор укоряет читателя за бегство от бремени личной вены, за попытку сберечь свою шкуры, за краткосрочные экономические барыши:

  • меня не трогают, остальное меня не касается;
  • я ничего не слышу, не вижу, ничего никому не скажу;
  • это они карают, я же не виноват.

Все это напоминает 37 год, когда для улучшение жилищный условий достаточно было донести на соседа, а затем переехать в комнату побольше.

5. Патриотизм и кровь.

Первое чувство, которое возникает по прочтении цитаты Михника, это желание бунтовать и не согласиться с автором: Адам вроде бы тебя в чем-то обвиняет. На мой взгляд, это совсем не так. Скорее тут идёт речь о личной о необходимости глубокой внутренней рефлексии государственной политики, реакции внешнего мира, происходящего внутри страны с индивидуальными ценностями человека. Необходимо давать моральную оценку действия или бездействию выборных органов, сдерживать потребность кровавого монстра в новых жертвах. К слову говоря, именно этим должна заниматься организованная церковь. Весь правовой, экономический, моральный и физический беспредел происходит с молчаливого одобрения патриарха и граждан.

Ставьте лайки, делитесь записью с друзьями  подписывайтесь на на меня в социальных сетях, а также ищете информацию по хештегу #kozlov_sa:

При использовании материала с данного сайта, обязательно указывайте на источник активную кликабельную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика